Автор Тема: Военные истории.  (Прочитано 3546 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Basurman

  • Завсегдатай
  • ****
  • Сообщений: 449
    • Просмотр профиля
Военные истории.
« Ответ #15 : 07 Сентябрь 2016, 04:42:32 »

Танк КВ-2 был оставлен прикрывать линию фронта. На тот момент у немцев не было ни одной пушки, способной осилить его броню. Когда он расстрелял боеприпасы, танкисты, по идее, должны были танк подорвать и уйти, однако не успели. КВ заглох. Немцы окружили танк, попытались взять экипаж в плен, но танкисты наглухо закрылись в танке. Тогда немцы подогнали два танка Т-3, прицепили их тросами к корме КВ-2 и попытались утащить танк в расположение части. Сами того не желая, они завели КВ "с толкача". После этого КВ преспокойно отволок оба немецких танка в расположение советских войск. Экипажи танков, пока он их тащил, успели выпрыгнуть.

Basurman

  • Завсегдатай
  • ****
  • Сообщений: 449
    • Просмотр профиля
Военные истории.
« Ответ #16 : 08 Сентябрь 2016, 22:02:05 »

Basurman

  • Завсегдатай
  • ****
  • Сообщений: 449
    • Просмотр профиля
Военные истории.
« Ответ #17 : 09 Сентябрь 2016, 07:11:07 »
Во время кампании в Крыму много женщин получили награды, но это были исключительно медали. Единственный известный случай награждения женщины Знаком отличия все-таки имел место и подробно описан В.Дуровым.
В октябре 1898 г. на имя Николая II было подано прошение от «вдовы, живущей в Мелитополе в собственном доме, Евгении Трофимовны Брытовой». Ее покойны муж, унтер-офицер Влас Брытов, сражался в Севастополе, был ранен и награжден Знаком отличия и полагающимися ему медалями. Но самое удивительно начинается дальше. Из письма следовало, что сама Евгения Трофимовна под именем Александра Воинова воевала в чине унтер-офицера и тоже была награждена Знаком отличия! В 60-е годы при пожаре все документы ее сгорели и теперь 77-летняя вдова, не имея возможности без них добиться положенной по награде пенсии, «испытывала крайнюю нужду». Понимая, неординарность события, в Главный штаб потребовали из Капитула орденов справку и действительно оказалось, что Знаком отличия 4-й ст. был награжден отставной унтер-офицер Грузинского гренадерского полка Александр Воинов. Дальше – больше. Когда Мелитопольский уездный начальник лично допросил Брытову, оказалось, что она, якобы (с ее слов!), является дочерью имама Шамиля, принявшей православие и вышедшей замуж за русского унтер-офицера. Поступить вместе с мужем в Севастопольский гарнизон ей разрешил сам Николай I, сохраняя от сослуживцев в тайнее ее пол. Через девять месяцев обман был раскрыт, по ее словам «генералом» Истоминым проведена «экспертиза» в Севастополе, после чего Брытова отправлена в отставку. Она действительно до утери документов получала пенсию, которую ей благополучно восстановили после разбирательства.[181] В этой истории много несоответствий, особенно касательно ее происхождения, но в любом случае это один интереснейших случаев в истории награды.

Basurman

  • Завсегдатай
  • ****
  • Сообщений: 449
    • Просмотр профиля
Военные истории.
« Ответ #18 : 26 Сентябрь 2016, 19:31:24 »

Последняя победа Российской империи Ровно сто лет назад, 4 июня 1916 года, русская армия прорвала австрийский фронт. Луцкий прорыв, также широко известный по фамилии командующего Юго-Западным фронтом как Брусиловский, стал одной из самых впечатляющих побед Первой мировой войны. Но при этом он так и не привел к желанному краху Австро-Венгрии. Вот уже век не утихают ожесточенные споры как о значении этой операции, так и о самом Брусилове. Попробуем разобраться, как русская армия после целого ряда кровавых неудач смогла наконец добиться крупной победы, и почему победа на одном фронте не привела к победе в войне. Перед битвой Купленный дорогой ценой опыт прошлых попыток наступления, например, у озера Нарочь, показал слабые места русской армии. И весной 1916 года за их исправление взялись всерьез. Численность пополненных войск на участке планировавшегося наступления даже превысила штатный состав. Поэтому за счет сверхкомплектных» солдат при каждом полку создали роты пополнения — которые вскоре очень пригодились. Солдат старших возрастов изъяли из боевых частей и направили в тыл. Подразделения постоянно обучали навыкам современной войны, в том числе тому, как преодолевать колючую проволоку и захватывать вражеские окопы. На полигонах, копирующих участки австрийских позиций, пехота и артиллерия тренировались действовать совместно. Команды «гранатчиков» учились метать гранаты на практике. Однако при обучении пехоты все-таки были упущены некоторые важные детали – например, необходимость держать правильное направление в атаке и быстро обустраивать захваченные окопы. Позднее это не раз приведет к большим потерям. Оборона австро-венгерской армии состояла из двух-трех полос, находящихся на расстоянии до пяти и более километров друг от друга. Наиболее сильной была первая полоса, состоявшая из двух-трех линий траншей и дополнительных узлов обороны. Окопы противником копались выше человеческого роста. На каждый взвод выделялось по лисьей норе, глубиной до 5–6 м. Расчеты орудий, пулеметы и наблюдательные пункты, станции связи часто защищались железобетонными перекрытиями. Промежутки между узлами обороны простреливались из орудий и пулеметов. В некоторых местах устраивались отсечные позиции — если противник (т. е. русские) прорывал первую полосу, он попадал в огневой мешок. Перед первой позицией были расположены две-три полосы колючей проволоки — на 4–10, а то и 15 рядах кольев или рогаток. Нередко по проволоке еще и пускали ток, а впереди закладывались самовзрывающиеся фугасы. Местами были выкопаны рвы с проволочной сетью на кольях. Полевые железные дороги позволяли австрийцам быстро доставлять боеприпасы и подкрепления. Такая оборона с виду была непреодолимой. Но в ней все-таки было несколько слабых мест. Лучшие австро-венгерские части в это время наступали на итальянском фронте. А полевая фортификация не поспевала за изменениями тактики. Оборона планировалась как пассивная. Основные усилия сосредоточивались на укреплении первой полосы, а остальные готовились слабо и небрежно. Поэтому захват уже первой полосы становился для обороняющихся очень опасным. Места для установки пулеметов выбирались шаблонно. Многие плохо замаскированные позиции легко определялись с воздуха. Национальный состав австро-венгерской армии на русском фронте был очень пестрым: здесь перемешивались мадьярские, сербско-хорватские, мадьяро-румынские, немецкие, чешские, польские, хорватские полки и батальоны. Ко всему прочему, солдат еще и плохо кормили, выдавая им всего по 200 г хлеба в день. Замысел русской наступательной операции, предложенный начальником штаба Верховного главнокомандующего Алексеевым и доработанный Брусиловым, основывался на практической невозможности долгой маскировки больших масс войск и артиллерии. Поэтому каждой армии и корпусу Юго-Западного фронта выделялся свой участок прорыва. При этом в целом Юго-Западный фронт должен был лишь помогать Западному – именно там предполагалось нанесение основного удара. Позиции противника перед наступлением тщательно разведывались – как с передовых наблюдательных пунктов, так и с воздуха. Командиры частей и подразделений, от дивизии до взвода, лично изучали расположение противника, характер его укреплений и подходов к ним.

Basurman

  • Завсегдатай
  • ****
  • Сообщений: 449
    • Просмотр профиля
Военные истории.
« Ответ #19 : 26 Сентябрь 2016, 19:33:00 »

Офицеры саперных и артиллерийских частей отдельно изучали состояние проволочных заграждений, пути подхода войск, огневые позиции и положение наблюдательных пунктов. По результатам проведенной разведки в части направили планы вражеских окопов с нумерацией всех целей. Саперы аккуратно готовили плацдармы для атаки (включая ложные) — параллельные траншеи и ходы сообщения, заканчивающиеся исходными ровиками. Такие плацдармы давали пехоте возможность скрытно подобраться почти к самой колючей проволоке. В передовых окопах были устроены площадки для метания ручных гранат. Непосредственно перед наступлением специальные команды подрывников и разведчиков аккуратно вынимали вражеские мины, резали колючую проволоку или подрывали ее бомбами Новицкого и удлиненными зарядами. На отдельных участках фронта плотность русской артиллерии достигала 40–50 орудий на 1 км. Каждая артбатарея получила четко определенную задачу, например, бить «по окопам и ходам сообщения к югу от высоты 125,1 до 8-конечного креста». Все цели помечались на общей схеме. Легкие батареи должны были уничтожать проволочные заграждения, пулеметные точки и бомбометы, тяжелые пушки и гаубицы — фланкирующие бетонные постройки и пулеметные гнезда. На каждую батарею выделялся неприкосновенный запас снарядов в специальных земляных погребах — до 950 гранат и 300 шрапнелей. На каждое орудие, даже 152-мм гаубицу, приходилось до тысячи снарядов. От каждой батареи в передовые окопы были отправлены наблюдатели. Учтя плохую работу связи в предыдущих боях, теперь телефонные линии прокладывали двойными — по низеньким колышкам, по стенкам окопов и ходам сообщений, по желобкам (хотя еще надежнее было бы закопать поглубже). В дополнение к телефонным проводам использовали и толстую неколючую проволоку, присланную для заграждений. А в качестве изоляторов годились горлышки от бутылок. Готовились посты летучей почты, конные посыльные, мотоциклисты и самокатчики. Прорыв 4 июня в четыре часа утра началась артиллерийская подготовка. Снаряды методично перепахивали окопы и проволочные заграждения противника. Однако ночью австрийцы, несмотря на огонь пулеметов и ружейных батарей, стреляющих каждую четверть часа, смогли набросать в проделанные проходы железные решетки и рогатки, а также поставить напротив них пулеметы, огнеметы и траншейные орудия. На следующее утро русская артиллерия преподнесла австрийцам пару сюрпризов. Огонь начался в пять часов и прекратился около семи. Русские открыли огонь из пулеметов и винтовок -обороняющиеся бросились из второй линии окопов в первую, отражать атаку. Но атаки не было — а огонь пушек через 10 минут возобновился. И снова прекратился в 8.30 на 15 минут. В результате австрийцы, вынужденные вылезать из убежищ, понесли, по показаниям пленных, во много раз большие потери, чем в первый день артподготовки. Часть русских солдат бросилась в атаку, даже не дожидаясь конца артподготовки. Они ворвались во вражеские окопы, но не были вовремя подержаны основными силами. 40-й корпус за первый день наступления прорвал всю первую полосу, взяв в плен 90 офицеров и 6 000 солдат, захватив множество орудий и пулеметов. 39-й и 8-й корпуса взяли первую линию окопов. Но атаки 32-го корпуса были отбиты, только на следующий день пехоте под прикрытием огня артиллерии его бойцам удалось ворваться в окопы. 6 июня австрийская оборона рухнула. Всего за три дня боев только 8-ой армией было взято в плен 922 офицера, 43 625 солдат и захвачено 66 орудий, 150 пулеметов, 50 бомбометов, 21 миномет. А за 11 дней боев русские продвинулись на 70–75 км в тыл противника — и продолжали наступать. Могло показаться, что крах Австро-Венгрии уже близок. Но окончательного разгрома ее армии, несмотря на заявленные потери свыше четверти миллиона только пленными, не произошло. Добившись впечатляющего успеха в центре, русские войска перенесли усилия на фланги. В совокупности с понесенными лучшими частями потерями и отсутствием поблизости крупных резервов, а также утратой связи это привело к тому, что уже в июле австрийские и переброшенные германские части смогли восстановить фронт и удерживать его. Новые поспешные атаки русских вновь несли на себе печальные следы предыдущих, менее успешных, наступлений – плохая разведка, отсутствие связи между пехотой и артиллерией, а также между соседними частями, громадный расход снарядов «в никуда», недоведение атак до конца, отсутствие концентрации наступающих частей и резервов. Итог оказался вполне закономерным – наступление превратилось в позиционную мясорубку на истощение. В боях на реке Стоход с величайшим трудом воссозданная русская гвардия погибла окончательно. А впереди были новые неудачные операции – и февраль 1917 года. Кто виноват и что делать После окончания мировой и гражданской войны мнения о Брусиловском прорыве разделились. В начале 40-х годов для советской военной науки операция была примером действий хорошо оснащенной отечественной армии, причем действий успешных. Поэтому замысел Брусилова по одновременному удару на нескольких участках фронта считался весомым вкладом в мировое военное искусство. Благо сам прорыв действительно был удачным – а других аналогов успешных действий отечественной армии в подобных условиях просто не было. Хотя некоторые решения Брусилова все еще критиковались, в том числе и путем сравнения его решений с действиями иностранных полководцев. Так, маршал Фош в 1918 году для разгрома германской армии концентрировал силы и создал большие и глубоко эшелонированные резервы. Но затем наступил период полнейшего и безальтернативного догматизма, когда действия Брусилова оценивались исключительно в положительном ключе. В то же время для белого движения Брусилов и его офицеры (Зайончковский и Клембовский), пошедшие служить большевикам, выглядели едва ли не воплощением сатаны. А уже в девяностых и двухтысячных годах действия Брусилова не раз подвергались заслуженной критике. Однако при оценке его решений следует принять во внимание, что многие важнейшие узлы довоенной дорожной сети (Вильно, Брест, Лида, Барановичи, Ковель) были к тому времени потеряны, подвижной состав железных дорог уже дышал на ладан, и на переброску одного корпуса требовалось порядка 8–10 суток. Состояние автотранспорта и шоссейных дорог было еще хуже. В таких условиях решение наступать сразу всеми корпусами фронта на всем его протяжении выглядит несколько логичнее. Если обратиться к отчетам советских частей, в 1944 году воевавших в тех же местах, бросается в глаза сходство оценок театра боевых действий с отчетами периода первой мировой: «Местность от г. Тарнополя до р. Висла на всем протяжении сильно пересеченная, изобилующая болотами и массой небольших речек и ручьев». (1944 год) «Эти реки в своем нижнем течении изобилуют топкими, во многих местах совершенно непроходимыми болотами. Отсутствие достаточного количества сквозных путей исключало возможность широких действий для крупных соединений, в том числе и конных масс. Сплошные лесные, без признаков какого-либо культурного лесного хозяйства, и болотистые пространства, в большинстве труднодоступные, вне дорог, затрудняли поддержание связи и исключали какое-либо взаимодействие войск». (1916 год) Следует учесть, что опыта современной (не образца 1914 года) маневренной войны у царской армии 1916 года просто не было. Особенно это касалось крупных масс конницы, которая вообще за войну показала себя не лучшим образом. Поэтому не всегда справедливой выглядит современная критика «странных» на современный взгляд решений штабов, как и действий подчиненных им войск.

Basurman

  • Завсегдатай
  • ****
  • Сообщений: 449
    • Просмотр профиля
Военные истории.
« Ответ #20 : 27 Сентябрь 2016, 20:52:24 »

Проклятый крейсер. Подлинная история гибели корабля «Индианаполис»
Моряки, доставившие «начинку» для атомных бомб, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки, приняли страшную и мучительную смерть посреди Тихого океана.
Гордость американского флота
6 августа 1945 года на японский город Хиросима была сброшена атомная бомба, получившая название «Малыш». Взрыв урановой бомбы привёл к гибели от 90 до 166 тысяч человек. 9 августа 1945 года плутониевая бомба «Толстяк» была сброшена на Нагасаки, унеся жизни от 60 до 80 тысяч человек. Болезни, вызванные радиоактивным облучением, мучают даже потомков тех, кто пережил кошмар.

Участники бомбардировок до самых последних дней были уверены, что действуют правильно, и угрызениями совести не страдали.

Проклятие «Малыша» и «Толстяка» коснулось тех американцев, которые были причастны к истории первой атомной бомбардировки, хотя и сами не знали об этом.

В ноябре 1932 года в состав американского флота был включён новый тяжёлый крейсер проекта «Портленд», получивший название «Индианаполис».

В то время это был одно из самых грозных боевых судов США: площадь в два футбольных поля, мощное вооружение, экипаж свыше 1000 моряков.
Секретная миссия
В годы Второй мировой войны «Индианаполис» участвовал в крупных операциях против японских войск, успешно выполняя задачи и оставаясь невредимым. В 1945 году над американскими судами нависла новая опасность — японцы стали использовать для атак лётчиков-камикадзе, а также торпеды, управляемые смертниками.

31 марта 1945 года японские смертники атаковали «Индианаполис». Одному из камикадзе удалось протаранить нос крейсера. В результате погибли 9 моряков, а сам корабль для ремонта был отправлен в Сан-Франциско. Война стремительно шла к концу, и моряки «Индианаполиса» даже стали полагать, что она для них закончена. Однако, когда ремонт был практически окончен, на крейсер прибыли генерал Лесли Гровс и контр-адмирал Уильям Парнелл. Командиру «Индианаполиса» Чарльзу Батлеру Маквею было сообщено — крейсеру поручается перевезти сверхсекретный груз, который необходимо доставить к месту назначения быстро и безопасно. Что за груз, капитана Маквея не известили. Вскоре на борт прибыли два человека, при которых были какие-то небольшие коробки.

Basurman

  • Завсегдатай
  • ****
  • Сообщений: 449
    • Просмотр профиля
Военные истории.
« Ответ #21 : 27 Сентябрь 2016, 20:55:34 »

«Начинка» для атомных бомб
Пункт назначения капитан узнал уже в море — остров Тиниан. Пассажиры были неразговорчивы, редко покидали свою каюту, зато строго следили за сохранностью коробок. Всё это навело капитана на определённые подозрения, и он брезгливо бросил: «Не думал, что мы докатимся до бактериологической войны!». Но пассажиры не отреагировали и на это замечание. Чарльз Батлер Маквей мыслил в правильном направлении, но о том оружии, которое везли на его судне, он просто не мог знать — это была строжайшая тайна.

Генерал Лесли Гровс был руководителем «Манхэттенского проекта» — работ по созданию атомной бомбы. Пассажиры «Индианаполиса» везли на Тиниан «начинку» — сердечники для атомных бомб, которым предстояло быть сброшенными на жителей Хиросимы и Нагасаки. На острове Тиниан завершали подготовку лётчики из специальной эскадрильи, назначенной совершить первые атомные бомбардировки. 26 июля «Индианаполис» прибыл на Тиниан, и его пассажиры с грузом сошли на берег. Капитан Маквей облегчённо вздохнул. Он не знал, что в его жизни и в жизни его корабля начинается самая страшная страница.

Японская охота
«Индианаполис» получил приказ идти на Гуам, а затем на филиппинский остров Лейте. На линии Гуам – Лейте командир «Индианаполиса» допустил нарушение инструкции, предписывавшей проводить манёвры зигзагом во избежание обнаружения подводными лодками противника.

Капитан Маквей не стал выполнять эти манёвры. Во-первых, данная техника была устаревшей, и японцы приноровились к ней. Во-вторых, информации о действиях японских подлодок в данном районе не поступало. Данных не было, но подлодка была. Более десяти дней в районе вела охоту японская подводная лодка «I-58» под командованием капитана 3-го ранга Матицуры Хасимото. Помимо обычных торпед, она была оснащена мини-подлодками «Кайтэн». По сути, это были те же торпеды, только направляемые смертниками.

Basurman

  • Завсегдатай
  • ****
  • Сообщений: 449
    • Просмотр профиля
Военные истории.
« Ответ #22 : 27 Сентябрь 2016, 21:00:06 »

29 июля 1945 года около 23:00 японский акустик обнаружил одиночную цель. Хасимото отдал приказ готовиться к атаке.

До сих пор идут споры, чем в итоге был атакован «Индианаполис» — обычными торпедами или «Кайтэнами». Сам капитан Хасимото утверждал, что в данном случае обошлось без смертников. Крейсер был атакован с расстояния 4 миль, и через 1 минуту 10 секунд прогремел мощный взрыв.

Пропавшие в океане
Японская подлодка стала немедленно уходить из района атаки, опасаясь преследования. Моряки «I-58» толком и не поняли, что за корабль поразили, и понятия не имели, что стало с его экипажем. Торпеда разрушила машинное отделение «Индианаполиса», убив находившихся там членов экипажа. Повреждения оказались столь серьёзными, что стало ясно — крейсер будет оставаться на плаву считанные минуты. Капитан Маквей отдал приказ покинуть судно.

Через 12 минут «Индианаполис» скрылся под водой. Вместе с ним ушли на дно около 300 из 1196 членов экипажа. Остальные оказались в воде и на спасательных плотах. Спасательные жилеты и высокая температура воды в этой части Тихого океана позволяли морякам ожидать помощи в течение длительного времени. Капитан успокаивал команду: они находятся в зоне, где постоянно курсируют корабли, и их скоро обнаружат.

Неясная история сложилась с сигналом «SOS». По одним данным, радиопередатчик крейсера вышел из строя, и подать сигнал о помощи экипаж не смог. По другим, сигнал был всё-таки подан и даже принят по меньшей мере тремя американскими станциями, но либо проигнорирован, либо воспринят как японская дезинформация. Более того, американское командование, получив доклад о том, что «Индианаполис» выполнил миссию по доставке груза на Тиниан, потеряло крейсер из виду и не проявляло ни малейшего беспокойства по его поводу.

Basurman

  • Завсегдатай
  • ****
  • Сообщений: 449
    • Просмотр профиля
Военные истории.
« Ответ #23 : 27 Сентябрь 2016, 21:05:11 »

В окружении акул
2 августа экипаж американского патрульного самолёта PV-1 Ventura с удивлением обнаружил в воде десятки людей, оказавшихся измученными и полуживыми моряками флота США. После доклада лётчиков в район был выслан гидросамолёт, а вслед за ним подошли и американские военные суда. Трое суток, пока не пришла помощь, посреди океана разыгрывалась страшная драма. Моряки умирали от обезвоживания, гипотермии, некоторые сходили с ума. Но и это было ещё не всё. Экипаж «Индианаполиса» окружили десятки акул, которые атаковали людей, разрывая их на части. Кровь жертв, попадая в воду, привлекала всё новых и новых хищников.

Доподлинно не известно, сколько всего моряков стали жертвами акул. Но из тех тел погибших, что удалось поднять из воды, следы акульих зубов были найдены почти на 90. Живыми из воды подняли 321 человека, ещё пять скончались уже на борту спасательных судов. Всего погибло 883 моряка. В историю флота США гибель «Индианаполиса» вошла как наиболее массовая гибель личного состава в результате одного затопления.

Basurman

  • Завсегдатай
  • ****
  • Сообщений: 449
    • Просмотр профиля
Военные истории.
« Ответ #24 : 27 Сентябрь 2016, 21:06:20 »
Два капитана
До конца войны оставались считанные дни, и новость о гибели почти 900 моряков потрясла Америку. Встал вопрос: кто виноват?

Капитан Чарльз Батлер Маквей, оказавшийся в числе выживших, был отдан под трибунал. Ему вменялось в вину то, что он не выполнил манёвр уклонения. На суд доставили и взятого в плен Матицуру Хасимото, которого обвиняли в том, что он уничтожил «Индианаполис» с помощью смертника, что трактовалось как военное преступление.

19 декабря 1945 года военный трибунал признал капитана Чарльза Батлера Маквея виновным «в преступной халатности» и приговорил его к разжалованию с увольнением из рядов Военно-морского флота. Командование флота, сделав из капитана «козла отпущения», спустя несколько месяцев пересмотрело приговор. Маквей был восстановлен на флоте, дослужился до контр-адмирала, но четыре года спустя всё-таки ушёл в отставку. Капитана Хасимото вернули в Японию, так и не доказав факт совершения им военного преступления. После освобождения он стал капитаном торгового флота и ещё много лет водил уже мирные суда.

Выйдя на пенсию, бывший капитан подлодки принял монашество и написал книгу о своей жизни. Матицура Хасимото умер в 1968 году. По стечению обстоятельств, в том же году не стало Чарльза Маквея. Он многие годы жил уединённо на своей ферме. Родные погибших моряков с «Индианаполиса» слали ему письма с проклятиями и угрозами, не зная, что он сам мучается чувством вины, от которого ему так и не удастся избавиться. В 1968 году Чарльз Батлер Маквей покончил с собой.
https://nstarikov.ru/blog/71118

Basurman

  • Завсегдатай
  • ****
  • Сообщений: 449
    • Просмотр профиля
Военные истории.
« Ответ #25 : 05 Октябрь 2016, 21:57:39 »

В ноябре 1942 года в ходе Сталинградской битвы произошёл один из последних случаев боевого применения кавалерии в конном строю!

Участником этого события стал 4-й кавалерийский корпус РККА, сформированный в Средней Азии и до сентября 1942 года несший службу в Иране.

Командовал корпусом генерал-лейтенант Тимофей Тимофеевич Шапкин. В гражданскую войну подъесаул Шапкин воевал на стороне белых и, командуя казачьей сотней, участвовал в рейде Мамонтова по красным тылам.

После поражения Донской армии и завоевания большевиками области Войска Донского, в марте 1920 Шапкин с казаками своей сотни перешёл в Красную армию для участия в Советско-польской войне. За время этой войны он вырос от командира сотни до командира бригады и заслужил два ордена Красного Знамени.

Третий орден Красного знамени Шапкин получил за бои с басмачами. Шапкина, носившего закрученные усы, предки нынешних гастарбайтеров принимали за Будённого, и одно его появление в каком-нибудь кишлаке вызывало панику среди басмачей всей округи. За ликвидацию последней басмаческой банды и пленение организатора басмаческого движения Имбрагим-Бека Шапкин был награждён орденом Трудового Красного Знамени Таджикской ССР.

Белый офицер Шапкин в 1938 году был принят в ряды ВКП(б), а в 1940 году комкору Шапкину было присвоено звание генерал-лейтенанта.

4-й кавкорпус должен был участвовать в прорыве румынской обороны южнее Сталинграда.

Первоначально предполагалось, что коноводы, как обычно отведут лошадей в укрытие, а кавалеристы в пешем строю пойдут в атаку на румынские окопы. Однако артподготовка оказала на румын такое воздействие, что сразу по её окончании румыны вылезли из блиндажей и в панике побежали в тыл. Тогда-то и было решено преследовать бегущих румын в конном строю.
Румын удалось не только догнать, но и обогнать. Две дивизии корпуса – 81-я и 61-я – охватили их справа и слева, и началась настоящая мясорубка – три румынских полка были порублены в полном составе. Потери корпуса были в сравнении с достигнутыми результатами мизерными: 81-я дивизия потеряла 10 человек убитыми и 13 ранеными, 61-я – 17 человек убитыми и 21 ранеными.

Не встречая сопротивления, кавалеристы взяли станцию Абганерово, где были захвачены крупные трофеи: более 100 орудий, склады с продовольствием, горючим и боеприпасами.

После освобождения станции Абганерово передовые части 4-го кавалерийского корпуса Шапкина стремительно развили наступление на крупный населенный пункт Котельниково и станцию с одноименным названием. Когда уже половина Котельниково была занята конницей, фельдмаршал Манштейн, боясь потери этого важного пункта, изыскал дополнительные силы и бросил их в контрнаступление.

Под натиском превосходящих моторизованных сил противника и без поддержки других частей кавалеристы Шапкина вынуждены были отступить. А 81-ая дивизия, шедшая в авангарде, оказалась в окружении. В этой сложной ситуации командир Шапкин самостоятельно принимает рискованное и ответственное решение: силами корпуса освободить свою окруженную дивизию, спасти людей. И это ему удалось.

С наступлением ночи загудела земля под тысячами копыт. Немцы никак не ожидали такой стремительной, мощной атаки. Они и опомниться не успели, как их кольцо окружения было смято и разорвано и дивизия, которую они собирались уничтожить или взять в плен, была выведена из окружения. Затем корпус Шапкина принял участие в освобождении Ростова и Новочеркасска. 22 марта 1943 года 57-летний генерал Шапкин умер от инсульта».

Источник: https://cont.ws/post/387602

Basurman

  • Завсегдатай
  • ****
  • Сообщений: 449
    • Просмотр профиля
Военные истории.
« Ответ #26 : 17 Октябрь 2016, 21:11:09 »

Встреча крейсера «Петр Великий» и шведских самолетов. Авиакатастрофа на Балтике. В октябре 1996 года атомный ракетный крейсер «Петр Великий» вышел на ходовые испытания в Балтийское море, в которых помимо него участвовала противолодочная эскадрилья. 16 числа с целью разведки к крейсеру подлетели два истребителя: оснащенный фотоаппаратурой SAAB AJSF-37 Viggen (ведущий пары) и самолет радиоразведки SAAB AJSH-37 Viggen (б/н 81, з/н 37908, ведомый). Один из них не вернулся на базу. Отметим, что пары самолетов сопровождали крейсер достаточно давно. Они приближались к нему на опасно малые дистанции, а в этот крейсер сопровождал Бе-12. Шведские самолеты начали заигрывать с амфибией. Двигаясь на скоростях свыше 500—600 км/ч и имитируя боевые стоки, шведы стремились зайти в хвост Бе-12, летевшей со скоростью 360—400 км/ч. Нахождение пары наседающих на хвост самолетов в задней полусфере маневрирующего Бе-12 (вне поля зрения его летчиков) было чревато непреднамеренным столкновением, и экипаж, раз за разом выполняя противоистребительный маневр, стремился видеть пару «перехватчиков» перед собой, заходя на них спереди. Катастрофа случилась, когда Бе-12 и пара шведских самолетов сближались встречными курсами параллельно линии движения крейсера, шедшего тихим ходом курсом 270. Бе-12 шел курсом 90 с последующим прохождением вдоль «Петра Великого» на расстоянии около 100 м от его левого борта, высота полета составляла 50—60 м. Ведущий шведской пары, заходившей со стороны кормы корабля курсом 270, принял решение разминуться с Бе-12, пройдя ниже. Первый самолет проскочил удачно. Но ведомый уже оказывался зажатым в пространстве межу крейсером и проходившим на его траверзе гидросамолетом. За мгновение до точки встречи шведский истребитель нырнул под Бе-12. Раздался грохот. В первое мгновение командир Бе-12 подумал, что «Viggen» применил оружие... Но вскоре после выполнения разворота почти все стало ясно — на поверхности моря плавали мелкие обломки, и растекалось небольшое масляное пятно. Ведущий фоторазведчик AJSF-37 кружил над местом падения своего ведомого. От удара о воду радиоразведчик AJSH-37 почти полностью разрушился. Его пилот капитан Иоран Карлссон (Joran Karlsson) погиб. Почему это случилось? Либо дрогнула рука летчика, либо сказался спутный след своего ведущего. Швеция претензий не предъявила, поблагодарив за участие в поисковых работах.

Basurman

  • Завсегдатай
  • ****
  • Сообщений: 449
    • Просмотр профиля
Военные истории.
« Ответ #27 : 20 Октябрь 2016, 01:02:47 »
КАК КРАСНЫЕ ЗАХВАТИЛИ БЕЛОГО ОФИЦЕРА И ДОСТАВИЛИ ЕГО В ШТАБ …БЕЛЫХ.

В ноябре 1919 года части красных воевали с армией Колчака. Одним из лучших полков Колчака был 45-й полк.
У красных также был свой 45-й полк. В этом нет ничего удивительного - удивительно то, что обе части, что называется, "нашли" друг друга.

Ночью 3 ноября 1919 года, 45-й полк красных вошел в село. Комполка приказал разместиться на постой. Красноармейцы 45-го разбрелись по селу, подыскивая место для ночлега. Между тем во многих избах уже ночевали солдаты 45-го полка, но только белого, он занял село накануне.
В те времена не было ни электричества, ни даже керосиновых ламп. Люди ложились спать с закатом, а просыпались с зарей.
Поэтому понять в темноте, кто тут в погонах, а кто - без, было невозможно.
Все сводилось к вопросам:
- Вы кто?
- Мы из сорок пятого.
- И мы из сорок пятого. Ну-ка, подвиньтесь.
В результате два полка, красный и белый, перемешались. Штаб белого полка разместился в доме у попа, а красного - в соседней избе, у дьякона. А утром...
… Утром началось что-то невообразимое. С первыми лучами солнца часовые красных увидели посреди села белого офицера. Они его схватили и потащили в штаб... белых. Ввалившись в дом попа, красноармейцы увидели мирно пивших за столом чай белых офицеров.
В штабе началась стрельба, которая перебудила мирно почивавших рядом друг с другом солдат враждебных сторон. Спустя несколько минут пальба раздавалась по всему Красному Логу. Часто, едва проснувшись, враги схватывались врукопашную. Паника и неразбериха были неописуемыми.
В конце концов, остатки полков стали собираться на противоположных концах села. Красный 45-й полк отошел на запад, а белый - на восток. Однако красным повезло больше, им на подмогу подошел 43-й полк, который и помог 45-му разгромить белых.

Basurman

  • Завсегдатай
  • ****
  • Сообщений: 449
    • Просмотр профиля
Военные истории.
« Ответ #28 : 20 Октябрь 2016, 01:07:49 »
КАК ГРУЗОВИК ФИРМЫ «ОСТИН» ПОТОПИЛ В ПЕРВУЮ МИРОВУЮ НЕМЕЦКУЮ СУБМАРИНУ.

Во время первой мировой войны, в 1916 году, в Баренцевом море, немецкая подводная лодка остановила британский пароход. Вероятно этот случай так и остался лишь в сводках статистики, если бы не продолжение этой истории.

Подняв информацию, «Всегда» — историко-просветительский проект выяснил, необычные подробности этого происшествия.
Пароход шел в Архангельск с военным грузом, предназначенным русской армии. На борту парохода было несколько десятков тонн взрывчатки, множество винтовок, пулеметов и амуниции. На палубе размещалось несколько грузовиков "Остин".

Немецкие подводники приказали британским морякам покинуть корабль, после чего приступили к его затоплению.
На борту лодки была пара торпед, но немцы решили их сэкономить и стали расстреливать пароход из пушки, целясь ниже ватерлинии. И надо же такому случиться, что именно там, ниже ватерлинии, была складирована взрывчатка. После очередного попадания снарядом она сдетонировала. При этом с палубы мощным взрывом сорвало грузовик, он взлетел в воздух, совершил кульбит и упал... - точнехонько на подлодку.

В результате небольшая субмарина получила фатальные повреждения и камнем пошла на дно. Спастись успели только комендоры, стоявшие у орудия, и осёл командир подлодки, находившийся в рубке. Подводники попытались было забраться в шлюпки британцев, однако те отказались их спасать.
Почему-то.

Basurman

  • Завсегдатай
  • ****
  • Сообщений: 449
    • Просмотр профиля
Военные истории.
« Ответ #29 : 22 Октябрь 2016, 03:39:44 »
35 лет назад - 21 октября 1981 года в Японском море на подходе к проливу Босфор Восточный (Владивосток) погибла подводная лодка «С-178». В нее врезалось рефрижераторное судно, которое вел нетрезвый старпом, а капитан отдыхал... лёжа. Получив смертельный удар, подлодка легла на грунт на глубине 32 метра с огромной пробоиной в шестом отсеке.
По большому счету, аварийную ситуацию создал оперативный дежурный бригады кораблей ОВРа Приморской флотилии, разрешив выход «Рефрижератора-13» из бухты, а его помощник, прибыв с ужина, не задумываясь, дал «добро» на вход «С-178» в бухту Золотой Рог, почему-то забыв передать на нее информацию о выходящем судне...
 После рокового удара семь человек, находившихся на мостике, включая командира ПЛ - капитана 3 ранга Валерия Маранго, оказались за бортом. Личный состав кормовых отсеков погиб практически сразу. В носовых - остались несколько офицеров и два десятка матросов. Командование принял старший помощник - капитан-лейтенант Сергей Кубынин. Вместе с командиром БЧ-5 капитан-лейтенантом Валерием Зыбиным они приняли решение вывести уцелевшую часть экипажа через трубу торпедного аппарата. Однако людей в носовом торпедном отсеке оказалось гораздо больше штатного состава и спасательных комплектов ИДА-59 для выхода из затонувшей подлодки на всех не хватало... Тем временем командование ТОФ развернуло спасательную операцию, и появилась надежда, что спасатели смогут передать недостающие «идашки» на борт.